Франшизы месяца:

Бесплатный бизнес-подбор

Мы подберем для Вас лучшее предложение по открытию бизнеса за 14 секунд

Начать

Как заработать на пошиве мужского костюма стоимостью $5 тыс.

«Костюм Hugo Boss, который можно купить в магазине за $800, по материалу и трудовым затратам стоит не более $75. Основная наценка, которую вынужден оплатить клиент, — это стоимость бренда», — говорит Сэмми Котвани, основатель компании The Imperial Tailoring (Императорский портной). Кроме того, сами бренды, развернувшие массовое производство в Юго-Восточной Азии, несколько утратили свою ценность в глазах респектабельных потребителей. Желание выделиться заставляет состоятельных клиентов искать другие возможности заявить о своей исключительности.

Отсюда растерянность мэтра швейного дела Алика Зингера, отвоевавшего в свое время у Джанфранко Ферре звание «короля пальто» и вернувшегося после долгих лет эмиграции обратно в Россию. В одном из интервью он заявил: «Я не знаю, какой класс я обслуживаю, шью для своих заказчиков. Здесь вот, в России, совершенно непонятно, где средний класс, где высший. Кто-то говорит, что $1500 — это бесплатно, а для кого-то $150 — огромные деньги. Я никак не могу понять, какая же цена для России нормальная».

В Украине наблюдается схожая ситуация с тем лишь отличием, что изготовлением одежды класса люкс (особенно мужской) занимается всего несколько ателье. По мнению операторов рынка, элитный индпошив способен охватить не более 4% потенциальных потребителей. В Киеве насчитывается 35-40 тысяч мужчин, готовых выкладывать за костюм не менее $1000 дважды в год. Правда, в отличие от массового продукта, индпошив не сулит сверхприбыли, зато может гарантировать стабильность заработка тем, кто первым завоюет расположение клиентов.

Концепции и технологии

«Традиционно вещи на заказ шьют либо те, кто принципиально не признает готовое платье, либо те, кому из-за особенностей фигуры трудно подобрать себе одежду в магазине», — говорит дизайнер Наталья Тарашевская. Например, спортсмены. При росте 175 верх костюма должен быть 50 размера, а нижнюю часть нужно кроить по лекалам 46-48, при этом важно учесть нестандартную длину рук и ног.

Помимо перечисленных категорий заказчиков, последнее время стало больше людей, заказывающих одежду у портных, потому что им хочется как-то выделиться. Возможно, именно по этой причине последние три-четыре года пошивочный бизнес развивается ускоренными темпами. Судя по рекламным объявлениям, на заказ могут пошить буквально все: от гидрокостюма и гоночной униформы до карнавального наряда внучки Санта Клауса. Киевская справочная база 059 по интернет-запросу выдает 217 компаний, занимающихся индпошивом одежды в столице.

Однако из-за отсутствия строгой классификации подобного рода заведений под громким названием «креативная мастерская» может оказаться обычное ателье, где молодые выпускники СПТУ строчат все, что попадается под руку, думая при этом, что творят будущее моды. Ателье-студии, дизайн-студии, салоны и даже лаборатории моды могут ничем не отличаться от рядовой швейной мастерской, а их услуги — от работы портнихи-надомницы. Разве что цена окажется выше. Кстати, так называемые интернет-ателье — это те же портнихи-надомницы, только организованные в бригаду и IТ-продвинутые. Как правило, они встречаются с заказчиком не в офисе, а у магазина тканей, где выбирают подходящий материал и обсуждают заказ. Затем, после оплаты материала, принимаются за шитье. Качество работы зависит от опыта мастерицы, сложности изделия и степени изношенности оборудования, на котором выполняется заказ. Результаты могут быть самыми разными. Тут кому как повезет.

Обычные мастерские, наследницы домов быта, зарабатывают мелким ремонтом и полностью одеть заказчика не в состоянии. Там же, где возьмутся, работать будет один портной, который сделает все сам — от замеров и раскроя до пошива. Ему нет резона морочить себе голову сложной конструкцией, так как оплата труда в этом бизнесе обычно зависит от стоимости заказа и составляет от 30 до 50%. Неважно, что более сложный заказ стоит дороже, портному этой категории выгоднее жить «с оборота».

Впрочем, последнее время во многих крупных ателье и салонах индивидуального пошива применяется конвейерная система работы: формируются бригады портных, в которых каждый отвечает за свой участок работы. Подобная схема обеспечивает более высокую производительность труда, однако в таких условиях профессионалы быстро теряют квалификацию.

Наиболее ожесточенная конкурентная борьба идет за клиента, желающего пошить вещь не дороже 700 грн. Но никто не отказывается заработать больше. Например, Наталья Тарашевская вспоминает, как ей довелось выполнить заказ на изготовление свадебного платья, где только работа стоила $700.

Гораздо лучше приспособлены к рыночным условиям «авторские ателье» или «студии пошива одежды». Под такими вывесками можно найти мастерские нового поколения — в них работают молодые модельеры, сделавшие себе имя во время работы на известных дизайнеров. Они готовы обслуживать своих заказчиков индивидуально и способны шить качественную одежду. Свои услуги они оценивают в $300-400 за изготовление одной вещицы. Чем выше самооценка или общественное признание, тем больше цены (см. Сам себе режиссер). Как правило, они трепетно относятся к капризам своих клиентов, безропотно устраняют недоработки и даже бесплатно вносят изменения в проект, согласно новым пожеланиям заказчика.

Наиболее дорого стоит пошив одежды за границей по индивидуальным меркам клиента. Такие заказы принимают бутики, торгующие одеждой под торговыми марками Brioni, Ermenegildo, Zegna. На швейных фабриках этих компаний могут изготовить костюм, аналогичный тому, который висит в киевском магазине, но по индивидуальным меркам клиента. Это называется made-to-measure, т. е. пошив по стандартным лекалам, но адаптированным к меркам, снятым с заказчика. При этом в стандартную сетку фабричных лекал вносят необходимые изменения, учитывающие, допустим, неодинаковую высоту плеч или разную длину рук заказчика.

Несколько иначе работают в компаниях, подобных The Imperial Tailoring, где готового платья не держат, а выкройки полностью изготавливаются по индивидуальным меркам заказчика. Это называется bespoke (буквальный перевод — оговоренный заранее).

Обычно костюмчик, изготовленный по любой из этих технологий, стоит около $1 тыс., а за эксклюзив с золотой нитью или из ткани с крупицами бриллиантов могут запросить $10-12 тыс.

Траектория элит

Магазины готового платья made-to-measure, готовые подгонять фирменную одежду под фигуру клиента, едва ли можно считать конкурентами ателье bespoke, поскольку магазины принимают заказы только в определенное время — раз в месяц или раз в полгода. Что, безусловно, не очень удобно. Как правило, прием заказов через сеть магазинов используют итальянские производители одежды, предлагая клиентам сшить приглянувшийся в магазине костюм по индивидуальной мерке.

Второй способ (bespoke) считается высшим пилотажем портняжного искусства. По этой технологии, как уже отмечалось, работает The Imperial Tailoring. В каждом представительстве фирмы заказы принимает портной-имиджмейкер, в чьи обязанности входит выяснить цель приобретения костюма заказчиком, выбрать с ним образец ткани, снять 28 мерок и сделать фотографии клиента в 3-х проекциях. «Фотографии нужны, чтобы опытный глаз мастера смог определить необходимый баланс всех частей будущего костюма», — рассказывает Стив Криплани, киевский портной The Imperial Tailoring. Результаты замеров отправляют к месту производства костюма, в Англию. Азиатские подрядчики пока не в состоянии выполнить все требования, предъявляемые к одежде такого класса. Между первым и последним визитом в такое ателье проходит немногим меньше двух месяцев: один месяц на пошив и несколько недель на доставку.

Портные из Англии отшивают (собирают) модель из ткани, выбранной клиентом, но без подкладки. В таком виде костюм опять отправляется через Ла-Манш. «Получив костюм без подкладки, я надеваю его на клиента и смотрю, что надо подправить. Отмечаю все в специальном документе и отправляю обратно в Англию. Через две недели, на второй примерке, уточняются мелкие детали, например, длина рукава, пиджака или ширина плеч. Поэтому первый заказ всегда выполняется дольше», — говорит Стив Криплани. На изготовление первого заказа для каждого клиента отводится 5-6 недель. Поскольку лекала хранятся в базе данных компании, при повторном заказе время изготовления костюма сокращается до одного месяца.

Пошитый таким образом костюм может стоить от $800 до $8000, в зависимости от выбранной ткани. Ткани бывают Super100, 120, 130, 150, 200. Цифровой эквивалент обозначает количество десятков метров нити, которая в данном случае получена из килограмма шерсти. Чем длиннее нить, тем она тоньше, соответственно, одежда из нее легче. Есть ткани с нитью 22-каратного золота, украшенные бриллиантовой пылью или лазуритом. Кстати, несколько лет назад для Иосифа Кобзона изготовили специальную ткань, где на каждой полоске была написана его фамилия. Такого рода украшения стоят еще дороже, до $9000 за костюм. Обычно ассортимент тканей специализированных ателье составляет несколько тысяч наименований (даже в крупных магазинах выбор гораздо скуднее). Производители сами присылают в такие ателье образцы новых коллекций.

Секреты производства

Качество готового костюма зависит в первую очередь от технологии его производства. Даже опытный мастер, не имея соответствующего оборудования, не сможет выполнить заказ на должном уровне, не испортив дорогой материал. Поэтому недорогой костюм, сшитый по стандартным лекалам, ценится гораздо выше, чем дорогой костюм, но сшитый абы как.

«Деловая одежда для мужчин гораздо сложнее в производстве, — рассказывает Наталья Тарашевская. — Мужской пиджак — самое сложное изделие, какое только можно придумать. Правильно собрать мужской пиджак гораздо сложнее, чем пальто или женское платье. Для его производства требуется специальный паровой манекен, позволяющий правильно посадить пиджак. Это оборудование обойдется минимум в $2000, причем отдельные манекены понадобятся на все размеры».

Специалисты говорят, что для экономии можно использовать универсальный манекен, раздвигающийся на 3-4 размера, но это все равно не то. Кроме того, нужны специальные гладильные прессы и масса другого сложного оборудования. Скажем, пошив костюма в компании The Imperial Tailoring занимает примерно 40 часов ручной работы. Например, все петли обметываются вручную, поскольку у дорогого костюма они должны быть настоящими не только на полах пиджака, но и на обшлагах рукавов (для демонстрации данного факта принято расстегивать одну или две нижние пуговицы на всех застежках).

По оценке Натальи Тарашевской, собирающейся открыть свое ателье, по минимуму можно вложиться в $5000. Другие эксперты, опрошенные Контрактами, считают, что полный комплект оборудования не может стоить меньше $7-8 тыс. Каждый прав по-своему, поскольку набор необходимых машин зависит от вида тканей и типа изделий, которые предполагается изготавливать. Например, шить платья из легкой ткани можно и на бытовой швейной машинке.

А вот прострочить ткань для пиджака или пальто — вряд ли получится. Кроме того, для выполнения больших объемов однотипных работ потребуются профессиональные машины, рассчитанные только на один тип операции. В зависимости от размера возможных инвестиций оборудование можно закупить импортное и отечественное. Отечественные прямострочные машины стоят примерно в 1,5 раза дешевле, чем зарубежные аналоги. Но вышивальные и вязальные машины изначально следует покупать импортные. Оснастить небольшую пошивочную мастерскую можно всего за $2-3 тыс., если закупить швейные машины, произведенные в Подольске или в Белоруссии: они стоят $200-300 за штуку.

Однако добиться стабильно высокого качества удастся едва ли — могут возникнуть проблемы даже с двойной прострочкой карманов. Профессионалы рекомендуют использовать импортную технику (желательно выпущенную в Германии или Японии). Новая японская машина стоит не дешевле $1,5-2 тыс. Сэкономить можно, купив бэушное оборудование. Тогда на приобретение минимального набора техники (прямострочная машина, оборудование для влажно-тепловой обработки, закройное оборудование) уйдет порядка $7-8 тыс. На следующем этапе развития фирмы лучше закупать уже новую современную технику, ибо конкуренты не дремлют, а клиенты становятся все прихотливее.

--------------------------------------------------------------------------------
Сам себе режиссер


Виктор Григорьев, дизайнер и руководитель салона «Виктор Григорьев»

— Работа дизайнера, отслеживающего модные тенденции нового сезона, а не использующего приклады и ткани прошлого, не может оцениваться в $100. Так вот, если это не прошлогодняя коллекция, которая, естественно, предлагается с огромными скидками, то стоимость модных материалов очень велика. А работа с дорогой тканью предполагает высокий профессионализм дизайнера. Что сказывается на цене его услуг.

В Киеве есть несколько магазинов, где отовариваются почти все дизайнеры — Nota Вene, Charmant tissues и Bella Vista. Эти продавцы посещают соответствующие международные выставки, закупают малотиражную ткань и привозят сюда минимальные партии. Поэтому мы, дизайнеры, постоянно боремся за то, чтобы получить себе лучшее. Метр такой ткани может стоить $1500. Вот и считайте, сколько будет стоить работа.

У меня нет компаньона-управляющего, поэтому все тонкости бизнеса пришлось освоить самому. Насколько я знаю, многие дизайнеры моего уровня тоже ведут свои дела сами. Конечно, есть работник, готовящий документацию. Мне приходилось работать с партнерами, но как показала практика, они не всегда понимают тонкости этого бизнеса. Бывает Новый год и Восьмое марта, когда нет отбоя от клиентов, а бывает мертвый летний сезон отпусков. Поэтому приходится выпускать два раза в сезон коллекции, а в промежутке либо работать с клиентами, либо делать тираж своей коллекции. В месяц дизайнер должен делать минимум 150 моделей.

Кто есть кто

Кутюрье. Так называют ведущих модельеров Парижского синдиката моды. Кутюрье — это мастер, способный не просто осуществить любую швейную идею, но и сделать это идеально.

Дизайнер. Так иногда называют именитых кутюрье, но это две разные профессии: первый — портной, второй — изобретатель. Дизайнер предлагает детали и модели одежды, аксессуары, которых раньше не было, и адаптирует их к повседневному применению. Дизайнеры часто разрабатывают несколько новых линий одежды, участвуя в производстве массовой одежды. При создании оригинального образа они нередко используют собственные наработки или идеи, предложенные кутюрье на fashion-показах.

Модельер или модельер-конструктор. Область применения их творчества — модная одежда для промышленного или индивидуального производства, театральных постановок. Он использует идеи дизайнеров или кутюрье, представленные на показах мод. Модельеры консервативны и предпочитают скорее развивать найденные образы и воплощать знакомые идеи, чем создавать новые.

Закройщик. На производстве в его обязанности входит выбор фасона будущего изделия, зарисовка выбранного варианта, составление паспорта заказа, снятие мерки с клиента, изготовление лекала, раскрой ткани и примерки на всех этапах создания изделия. Закройщик обычно выполняет большое количество так называемой грязной работы, и хотя лавры достаются именно портному, уменьшать роль закройщика в процессе шитья ни в коем случае не стоит.

Портной. К портному ткань попадает в раскроенном виде. И уже в его руках происходит стачивание деталей, отделка горловины, влажно-тепловая обработка будущего изделия, осноровка (то есть устранение всех неточностей), оформление застежки и рукавов в зависимости от пожеланий заказчика (аппликации и вышивки), соединение рукавов и обработка низа.

Высший разряд портного верхней одежды — пятый, а портного легкой одежды — четвертый.

Англия зашивается

Стив Криплани, киевский портной The Imperial Tailoring

— В 1991 году мой старший брат Сэмми Котвани основал в Москве компанию Wintex International, которая продавала готовые костюмы дипломатам и иностранным бизнесменам. В то время свыше 90% наших клиентов были иностранцами. Во время финансового кризиса в 1998 году мы потеряли почти всех клиентов. Изменив стратегию, стали ориентироваться на российского потребителя. Так в 2003 году родилась компания The Imperial Tailoring(Императорский портной). За первый год работы в московском салоне сшили более 3000 костюмов, 12 000 сорочек и 200 пальто.

Весь пошив сейчас осуществляется в Англии, где работают 300 человек, и мы смело можем называть себя настоящими английскими портными. Наш бизнес по английской терминологии называется bespoke. Поэтому прежде чем приступить к работе, я отвечаю для себя на три вопроса. Первое — что нравится клиенту. Второе — что ему на самом деле нужно (в том числе и по снятым меркам). Третье — пытаюсь понять, как соединить то, что хочет клиент, с тем, что ему подходит. Просто по размеру я не могу сшить. Нужно знать, какой фасон нравится. Ведь существует три вида одного и того же костюма: regular (т. е. обычный), приталенный и, наконец, комфортный. Например, приталенный — это итальянский тип костюма, и в Малайзии все шьют приталенный. Но клиенту это может не нравится или ему не идет. Поэтому надо обязательно узнать, что именно нужно заказчику. Отсюда и название bespoke. Ежегодно количество наших украинских клиентов увеличивается на 150-200 человек и сейчас в Украине их около 1 тыс. (в Москве 5-6 тысяч). Есть те, кто заказывает 3-5 костюмов в сезон, а есть — один в год.

Рентабельность такого бизнеса невысока — около 10%. Зато доходы стабильные. Клиент, уже зная, как должен сидеть костюм, видит все недостатки готового платья и снова приходит к нам. У нас одеваются Кирсан Илюмжинов, Борис Немцов, Виктор Черномырдин, Владимир Литвин, Сергей Тигипко, Иосиф Кобзон, Нурсултан Назарбаев, Валерий Сюткин, Александр Розенбаум, Евгений Примаков.

Чтобы клиенты приходили к нам постоянно, мы, как торговцы дорогими авто, предлагаем им обслуживание гардероба. Например, если человек потеряет вес или наберет лишний, мы подгоним костюм под фигуру. Услуга по перешиву оказывается бесплатно, и это не зависит от срока службы костюма. К тому же раз в полгода мы принимаем все костюмы в чистку и глажку, проверяем качество всех швов и по необходимости перешиваем пуговицы.

Однажды ко мне обратился очень большой начальник (не скажу, какой компании) и попросил найти пуговицу к его пиджаку (родная где-то затерялась). Вообще-то мы не занимаемся ремонтом одежды (если это не наш клиент), но тут что-то в его голосе и манере общения подсказало мне взяться за эту работу. Увидев костюм, я предложил заменить все пуговицы и на следующий день отправил готовый костюм заказчику. Клиент остался доволен работой и уже на другой день приехал ко мне для того, чтобы заказать себе новый гардероб. Только теперь я узнал, что он за начальник. Так за $11 я получил выгодного клиента.

--------------------------------------------------------------------------------

Оборудование для индпошива

специальное швейное оборудование — $4-20 тыс.;
вышивальное — от $30 тыс.;
оборудование для проверки и перемотки ткани — от $3 тыс.;
для печати информационных ярлыков — от $1 тыс.;
закройное оборудование, например, ленточный нож — от $4 тыс.;
аппаратура для термопечати — от $4 тыс.;
автоматизированное рабочее место конструктора — от $10 тыс.
Итого — не менее $56 тыс.

Константин СМИРНОВ

Источник: http://kontrakty.com.ua - КОНТРАКТЫ

Другие статьи на тему «ателье» и «одежда»
Получить предложения по открытию бизнеса, в этой сфере

Внимание! Все поля обязательны для заполнения!

*Статье более 5 лет. Может содержать устаревшие данные